Бесценные ценности. ретроспектива Бесценные ценности. ретроспектива
 

Бесценные ценности. ретроспектива


Мебельное производство – целая индустрия, занимающая огромную нишу в мировой промышленности. Разнообразие предметов мебели диктует свои стандарты современного интерьера, помогает воплощать дизайнерские фантазии. Многие имеют представление о том, как выглядел интерьер несколько столетий назад. Необыкновенной красоты ларцы, шкатулки, сундучки, изящные этажерки и консоли, тяжеловесные комоды, бюро и библиотеки, табуреты и троны с резными ножками в виде копыт и лап животных, подлокотниками, украшенными головами львов, столешницы, инкрустированные перламутром, бирюзой и малахитом... Единичные предметы, прожившие не один век и добравшиеся до нашего времени – индивидуальность и вновь обретенная связь времен. Если к старым вещам относиться с любовью и уважением, они проявят удивительную благодарность: придадут жилищу уникальность и поделятся своей историей. О художественной ценности произведений искусства и предметов ушедших эпох рассказывает генеральный директор Антикварного салона «Восток-Запад» Роман Теницкий.


Роман, что подразумевает понятие «антиквариат» и когда оно появилось в нашей стране?

Антиквариат, в грубом определении, – старинные предметы. Исторических стилей много, все они развивались по-разному как территориально, так и хронологически. В разных странах они могли называться по-разному, поскольку смена тенденций везде происходила по своему историческому графику. Все стили напрямую связаны с архитектурой, мебелью, декоративными предметами. Поэтому созданный в ту или иную эпоху, в той или иной стране предмет отражает в себе исторический срез, культурный аспект и даже художественную биографию. Старые, редкие художественные произведения, являющиеся объектом торговли и собирательства, как раз и есть не что иное, как антиквариат. По новому законодательству антикварной вещью именуется уникальный предмет или культурная ценность, пережившие свое 50-летие. Но это не всегда соответствует действительности. Даже если вещь попадает под это определение, в реальности большого интереса она может не представлять. Старая вещь не сразу становится модной и ценной. Чтобы вещь приобрела ценность, должны появиться люди, заинтересованные в ней – коллекционеры. Вещь при этом утрачивает свою утилитарную функцию, став демонстрационным символом, хранящим историю. С появлением спроса вещи становятся объектом торговли, появляются продавцы, которые и строят свой бизнес на разнице оценок.


Когда зародилась культура продажи антикварных вещей и произошла легализация антикварных салонов?

В России всегда были коллекционеры и ценители старинной мебели, предметов искусства, работ мастеров. Эксперты относят возникновение антикварного рынка в советские времена к середине XX века. Тогда продажа антиквариата осуществлялась полулегально, через подпольные комиссионные магазины, лавки старьевщика, «барахолки». Это жестко преследовалось и наказывалось. После развала Советского Союза торговля антиквариатом стала постепенно легализовываться, на законных основаниях появились магазины, рассчитанные на состоятельных покупателей, где предлагались вещи отреставрированные, подобранные в коллекции и проверенные экспертами. Сейчас их уже бесчисленное множество, от небольших антикварных лавок до крупных магазинов и салонов.


Тем не менее считается, что антикварный мир достаточно тесен: все друг друга знают. Как решается вопрос конкуренции?

Сама антикварная среда – это действительно узкий круг людей. В конкурентности огромную роль играет престижность, и каждый из салонов стремится к этой пресловутой престижности, формируя приличную предметную базу, подбирая в свой ассортимент вещи, наделенные повышенной ценностью, создавая необходимые по площади торговые залы с хорошей проходимостью. Очень крупных, престижных салонов в городе не так много, их можно пересчитать по пальцам. Как такового соперничества между ними нет – каждый занимается своим направлением, например, предметами эпохи ренессанса, преимущественно ампирной мебелью или живописью определенного направления и времени. Взаимодействие происходит как между самими салонами, так и с музеями. Они все причастны к сохранению культурных ценностей.

Но ведь первоначальная и основная цель любого антикварного салона все же продажа?

Все антикварные магазины первоначально преследуют именно коммерческие цели. Но тем не менее, сотрудничество с музеями очень плотное. Есть понятия «музейный предмет» и «антикварный предмет». К антикварным, как правило, относят вещи помпезные, дорогие, редкие, представляющие интерес для коллекционеров. Музейные – в большей степени бытовые предметы, не имеющие высокой коммерческой ценности, но представляющие конкретную эпоху или конкретного мастера. Для музея такие предметы могут быть бесценными, а для антикваров не очень интересными. Поэтому, попадая к нам, они передариваются, например, Петергофу и другим дворцам-музеям, где собираются и хранятся конкретные тематические коллекции.


За счет кого и чего пополняется товарный ряд антикварных салонов? Развита ли в России практика аукционов?

С аукционов чаще покупают музеи или частные коллекционеры. Продажа вещи с аукциона и включение ее в каталог придают вещи дополнительный «статус», повышая и ее стоимость. Чем известней и престижней аукцион, тем более ценной становится вещь, с него проданная. Нам на аукционе покупать не очень интересно, там цены уже достаточно высоко подняты. Конечно, там продаются интереснейшие предметы, но в редких случаях мы можем выгодно их перепродать. В основном, все предметы приносят частные лица. Выставки-продажи в достаточной степени развиты и популярны, например, в Москве в ЦДХ проводятся ежегодные выставки антикварных салонов. К сожалению, в последнее время участие на таких выставках стало не очень выгодно, кризис коснулся и антикварного бизнеса. Пока ситуация не очень определенная, обе стороны – и те, кто приносит вещи для продажи и те, кто покупает милые сердцу вещицы – к этому процессу стали относиться аккуратнее. Все-таки антикварные предметы – дорогое удовольствие, а покупная цена и покупательская способность стали значительно ниже.


Кто в Петербурге является покупателем старинных вещей? Что пользуется особым спросом?

Безусловно, ощутимый процент покупателей составляют коллекционеры. Это люди, владеющие приличным багажом знаний, собирающие линейку определенных вещей, например, фигурок ЛФЗ или живописи конкретных авторов, знакомые с практикой коллекционирования произведений искусства и антикварных вещей, имеющие вкус к старине и роскоши. Вторая часть покупателей – обычные люди, покупающие вещи либо в подарок, либо в качестве престижного элемента в дом. Также приходят дизайнеры, подбирающие необходимый тематический предмет для создаваемого заказчику интерьера. Покупается мебель и для съемок исторических фильмов, например, у нас приобретались предметы для некоторых сцен к фильму «Мастер и Маргарита». Что касается пристрастий, то ценится исключительно все русское, а не западное. Если собирают живопись, то стремятся приобрести произведения художников с очень известными именами. Конечно, позволить себе подобное может не каждый. Это очень дорогое удовольствие. Если люди строят большие загородные дома и зачастую желают обустроить часть его в историческом духе, это состоятельные люди, ведь воссоздать атмосферу требуемой эпохи в своем интерьере можно лишь воспользовавшись услугами дизайнера, искусствоведа и реставратора. А стоимость реставрации мебели и многих других предметов высокого искусства порой превосходит их первоначальную стоимость.


Что вы можете в этом контексте сказать о новоделе, винтажной мебели?

Кто покупает старые предметы быта, тот интересуется исключительно оригинальными старыми предметами, никакие копии и подделки его не интересуют. Каждый антикварный предмет – это художественный диалог со временем и историей. В изготовлении мебели соблюдение традиционных технологий ценится гораздо выше любых инноваций и самых «революционных» материалов. Очень часто создаются предметы по образцам – реплики. Они пользуются спросом и очень хорошо продаются. Но это никак не относится ни к нашему делу, ни к коллекционированию. «Новодельные» живопись, мебель или фарфор не несут в себе коллекционных свойств. Существует расхожее мнение о том, что натуральный антикварный предмет хранит отпечаток жизни своих предыдущих владельцев, кому-то он может показаться рухлядью, кому-то с ним некомфортно, но есть люди, для которых подлинность превыше всего. Они получают истинное удовольствие от того, что у них есть яркий и самобытный «предмет с историей», не лишенный подлинной глубины и очарования. Минимум изменений, минимум реставраций – это повышает как денежную стоимость предмета, так и его ценность. Такие люди разбираются в истории и хотят владеть подлинником, а не новоделом.

Ваша работа накладывает отпечаток на отношение к собственному интерьеру?

Когда работаешь в этой среде, когда через тебя проходит масса великолепнейших предметов, хочешь-не хочешь, начинаешь что-то выбирать и для себя. К таким вещам равнодушно относиться невозможно. Дело увлекает и затягивает. Начинаешь замечать качество любой новодельной вещи, ранее казавшейся «дорогой-красивой-сердитой», и тем самым еще больше ценить вещи, сделанные в далеком прошлом, не на потоке, с душой и любовью, представляющие собой истинную ценность!

Журнал "Мебель 812" Лариса Гуляева

Эта статья была опубликована 10 декабря 2009 г..
Число отзывов: 0
Написать свое мнение